Некоторые специалисты вроде копирайтеров, дизайнеров, арт-директоров, а иной раз даже
целые агентства, проектируют смысл могущественной силы рекламы на «свое» искусство,
на проявление творческой свободы. Таким образом, они могут быть дерзновенными
бунтарями, нарушать правила и т.п. Безусловно, такие специалисты не отрицают и даже
убеждены, что время от времени им приходится от чего-нибудь отказываться, но все же
ключевым для них является ожидание славы и удачи.
Тем не менее, эти ожидания нередко являются иллюзиями, астральными путешествиями,
цветной картинкой в уме их создателей. Все дело в том, что такое проектирование смысла
зачастую не входит в планы заказчиков рекламы. Представьте рекламодателя, на руках у
которого огромный рекламный бюджет и юношу с кольцом в носу, который предлагает
сомнительную идею и заявляет, дескать, это будет клево! Какова реакция заказчика?
Неужто он придет в восторг от сумасшедших бредоидей, design of sense которых сводится
к физическому нулю и будет рисковать своей прибыльностью, котировкой акций, долей
рынка, крупными маркетинговыми бюджетами и, наконец, своей работой?
Зачастую имена вроде Микеланджело, Джона Леннона, Стефана Спилберга приводят, дабы
пояснить, что искусство наиболее действенно только в случае, когда творец и созидатель
пользуется полной свободой. Это действительно так — design of sense ввиду чистого
искусства не должен быть ограниченным, но обязательно свободным. Были бы произведения
искусства такими прекрасными, если бы их творцы, к примеру, уступали маркетологам?
Однако сравнивать несравнимое, по меньшей мере, неразумно. Хорошо известно, что
люди потребляют искусство, музыку и кино по своей доброй воле, а рекламу, как правило,
им навязывают. Стало быть, контингент чистого искусства базируется на добровольных
началах, тогда как рекламе следует стремиться к качественному поиску и увлечению своей
аудитории.